Гемангиома - симптомы и лечение

Что такое гемангиома? Причины возникновения, диагностику и методы лечения разберем в статье доктора Подшивалова О. А., детского хирурга со стажем в 12 лет.

Определение болезни. Причины заболевания

Гемангиомы (ангиомы) — наиболее часто встречающиеся доброкачественные сосудистые опухоли, возникающие в раннем детском возрасте. С данной патологией сталкивается примерно 12% детей в возрасте до года.

Гемангиомы, как правило, проявляются сразу после рождения малыша (87,5%) или ближе к месяцу жизни. У девочек эти опухоли встречаются в три раза чаще, чем у мальчиков.

В большинстве случаев гемангиомы являются единичными образованиями, редко бывают множественными. Эти опухоли могут располагаться на любом участке тела. Очень редко они локализуются на внутренних органах: печени, гортани, головном мозге и лёгких. Однако их преимущественное место расположения (80-83%) — это верхняя половина тела, в том числе голова и шея.

Гемангиому относят к опухолям из-за того, что они могут расти асинхронно быстро (по отношению к росту организма). По данным исследований, клетки гемангиомы имеют митотическую активность, т. е. достаточно быстро делятся, в результате чего их количество стремительно увеличивается. Пик роста гемангиом приходится на 2-3 месяц жизни ребёнка. Их увеличение прекращается примерно на шестом месяце. Также гемангиомы склонны к спонтанной регрессии (обратному росту), что ещё раз подтверждает их опухолевую природу.[1][5][7]

К возможным провоцирующим факторам образования гемангиомы относят:

  • приём некоторых лекарств матерью во время беременности;
  • перенесённые инфекционные заболевания в первом триместре беременности;
  • гормональные сбои во время вынашивания ребёнка;
  • внутриутробная гипоксия.

Симптомы гемангиомы

Главный симптом заболевания — наличие сосудистого образования на коже или под ней, которое безболезненно при пальпации (прощупывании) и осмотре.

Гемангиомы не имеют инвазивного роста, то есть они никогда не прорастают в органы и ткани.

Некоторая часть гемангиом у детей обнаруживается при рождении в виде единичных сосудистых образований кожи или подкожно-жировой клетчатки. Но большинство гемангиом возникают вскоре после рождения, в основном в первые недели жизни ребёнка, и полностью проявляются к месяцу. После месяца жизни "новые" гемангиомы у малыша не появляются.

Данные опухоли всегда обладают экзофитным ростом, т. е. растут наружу. Они продолжают увеличиваться только до 6-7 месяцев. Затем у всех детей происходит стабилизация роста гемангиом, и у большинства из них (95 %) опухоли подвергаются инволюции или спонтанной регрессии. Завершается процесс регресса к 5-7 летнему возрасту.

Эти сосудистые образования бывают разного размера (от 1 мм до обширных опухолей) и совершенно разной локализации. Чаще всего гемангиомы возникают в области головы и шеи, реже на конечностях, туловище, слизистой рта и гениталиях.

Патогенез гемангиомы

Считается, что данные опухоли возникают там, где островки эмбриональной ангиобластной ткани не могут вступать в нормальный контакт с остальной развивающейся сосудистой системой.

После возникновения гемангиома претерпевает ряд изменений, которые можно разделить на несколько этапов:

  • активный рост;
  • завершение активного роста (стабилизация размеров гемангиомы);
  • обратное развитие гемангиомы (уменьшение её размеров);
  • полное исчезновение.

Рост опухоли происходит за счёт быстрой клеточной пролиферации (разрастания) эндотелиальных клеток. Капиллярный эндотелий этих опухолей приобретает способность к неоангиогенезу (формированию новых кровеносных сосудов) в присутствии ангиогенных факторов, которые секретируются клетками самой гемангиомы. К таким факторам относятся фактор роста фибробластов (FGF-2, bFGF) и эндотелия сосудов (VEGF), коллагеназы IV типа, урокиназы и антигена пролиферации клеток.

Предполагаемые механизмы образования гемангиом:

  • мутация эндотелиальных клеток из-за инфекции матери во время беременности или при стрессе;
  • мутации в других клетках, влияющих на эндотелиальную пролиферацию;
  • плацентарная первопричина пролиферации клеток;
  • дисрегуляция недоразвившихся эндотелиальных клеток-предшественников.

Скорее всего, на появление, рост и инволюцию (обратное развитие) гемангиом оказывает непосредственное влияние комбинации этих механизмов и наличие полимерных генов.[5][8]

Классификация и стадии развития гемангиомы

Существует большое количество классификацийгемангиом. Основные из них — это клиническая и патоморфологическая.

Клиническая классификация, предложенная полвека назад профессором С.Д. Терновским (в 1959 году), наиболее рациональна и не потеряла своей значимости. Она построена на основе клинических признаков, что позволяет уже на этапе постановки диагноза предположить вариант развития опухоли и даже в какой-то степени выбрать тактику лечения.

Так, по клиническим проявлениям гемангиомы бывают:

  1. капиллярными — поверхностные, плоские, бледные образования, которые никогда не растут и в 99% случаях подвержены спонтанной регрессии;
  2. простыми — находятся на поверхности кожи и могут расти наружу;
  3. кавернозными — располагаются под кожей;
  4. комбинированными — имеют подкожную и кожную части.[4][5][7]

Морфологическая классификация включает гемангиому в ряд сосудистых аномалий и выделяет:

  • инфантильную (младенческую)гемангиому;
  • врождённую гемангиому;
  • пучковую капиллярную гемангиому;
  • капошиформную гемангиоэндотелиому;
  • веретеноклеточную гемангиоэндотелиому и другие.

Этой классификацией пользуются патоморфологи после биопсии гемангиом или радикального хирургического иссечения.

Также гемангиомы можно разделить на:

  • единичные — как правило, большого размера;
  • множественные — зачастую небольшие.

Помимо прочего, гемангиома может быть проявлением синдрома Казабаха — Мерритта, при котором возникновение гигантской и активно растущей сосудистой опухоли сопровождается нарушением свёртываемости крови и тромбоцитопенией. Этот синдром возникает в связи с массивным накоплением и последующим разрушением тромбоцитов в гемангиоме, что клинически проявляется кровотечением в опухоль и ещё большим увеличением её объёма, напряжением стенок опухоли и характерным лоснящимся блеском, а по результатам анализа крови выявляется снижение тромбоцитов до 18-30 х 109/л.

Осложнения гемангиомы

В стадии активного роста гемангиомы могут обильно кровоточить при травматизации и изъязвляться. Чаще всего язвы возникают в зонах естественных складок и под подгузником, так как в этих местах постоянно влажная среда. Порой процесс изъязвления остановить сложно. Раны при этом глубокие и вяло гранулирующие. В случае изъязвления гемангиомы заживают вторичным натяжением с образованием атрофического или гипертрофического рубца. В дальнейшем это может привести к эстетической коррекции рубцовой деформации кожи.[5][7][8]

Кровотечение из растущей и напряженной гемангиомы может быть обильным и трудноостанавливаемым. В некоторых случаях не помогает даже гемостатическая губка. Сама по себе спонтанно гемангиома кровоточить не может. Обильное кровотечение опасно кровопотерей и инфицированием раны. В связи с эти гемангиомы нельзя затрагивать при массаже тела ребёнка, а также нельзя находиться под прямым воздействием ультрафиолетовых лучей, так как это способствует усилению кровотока в гемангиоме и росту самого образования.

Если опухоли располагаются в зонах сложной анатомической локализации, то при быстром росте они могут вызывать нарушении функции близлежащего органа:

  • при локализации в параорбитальной области может привести к снижению остроты зрения и косоглазию;
  • при локализации в области слизистой губ и языка нарушается процесс пищеварения, так как ребёнок из-за открытой раны отказывается от еды и не набирает вес.

Диагностика гемангиомы

Как правило, гемангиома диагностируется сразу же после рождения и реже в первые два месяца.

При осмотре визуально оценивается поверхность поражения. Пальпаторно можно определить пульсацию артериальных сосудов, температуру и ткань опухоли. Все перечисленные методы исследования являются субъективными и не позволяют определить истинный размер сосудистой опухоли и её взаимоотношение с окружающими тканями. Более точную структурную характеристику образования дают инструментальные методы исследования.

Для определения размеров и объёма гемангиомы применяется ультразвуковое исследование сосудистой опухоли с одновременной допплерографией сосудов, питающих ткани опухоли и входящих в её состав. Данный метод достаточно информативен и неинвазивен. Гемангиомы (комбинированные, смешанные и кавернозные) по структуре являются неоднородными, представлены углублениями низкой плотности, чаще без капсулы. Размер и объём образований варьирует от 1см3 до 50 см3.

Благодаря допплерографическому сканированию можно оценить скорость кровотока, его интенсивность и индекс резистентности в сосудах, питающих и составляющих структуру опухоли. Также можно уточнить тип кровотока: магистральный и диффузный. Это позволяет определиться с выбором метода лечения. Например, при скорости кровотока 10-20 см/сек и диффузном капиллярном типе кровоснабжения эффективны консервативные методы лечения, а при скорости кровотока 70-100 см/сек и магистральном типе кровотока показаны дополнительные методы исследования:

  • КТ в сосудистом режиме с трёхмерной компьютерной реконструкцией опухоли;
  • диагностическая ангиография с возможностью проведения эндоваскулярной окклюзии.[5][6][8][16]

С помощью современных аппаратов для проведения ангиографии (цифровая субтракционная ангиография) можно определить локализацию, размеры и характер сосудистых изменений. Также, базируясь на вариантах кровоснабжения сосудистой опухоли, можно определить показания к проведению открытой или закрытой эмболизации — выборочной закупорки патологических сосудов. Данные методики позволяют оценить топографию прилегающих к сосудистой опухоли структур, что немаловажно при дальнейшем выборе метода лечения.[21]

Лечение гемангиомы

Вопрос лечения детей с гемангиомами и сейчас остаётся предметом дискуссии многих специалистов. Об этом свидетельствует большое количество методов лечения.

Медикаментозное лечение

По данным зарубежных авторов, в лечении гемангиомы применяются глюкокортикостероиды, интерфероны, цитостатики, а именно ангиостатики (химиопрепараты) с точечным действием на очаг и бета-блокаторы.

Гормональная терапия гемангиом является довольно эффективным методом при условии начала лечения с первых недель жизни ребёнка. Методики применения гормонов различны. При этом, по различным данным, лишь у трети детей (до 30%) удаётся остановить рост опухоли.[5][8]

При синдроме Казабаха — Мерритта гормонотерапия — это основной метод лечения, так как при приёме кортикостероидов увеличивается количество тромбоцитов.

Цитостатики ("Цитоксан", "Винбластин" и "Авастин"), как утверждают зарубежные авторы, способствуют прекращению деления опухолевых клеток в метафазе. Однако в России этот метод не нашёл применения, так как "Цитоксан" действует на рост чувствительных, быстро пролиферирующих клеток, тем самым угнетая эритроцитарный росток крови и развитие яйцеклетки. Также существует мнение, что после применения "Цитоксана" возникает риск развития вторичной злокачественной опухоли — ангиосаркомы.

В конце 2007 года к применению был разрешён первый антиангиогенный препарат — "Авастин" (бевацизумаб). Он уменьшает рост микрососудов в опухоли, прекращает увеличение гемангиомы и ведёт к регрессии незрелых сосудов. Преимущества препарата: практически полное отсутствие таких распространённых побочных эффектов, свойственных химиотерапии, как выпадение волос, тошнота, снижение числа лейкоцитов и тромбоцитов, стоматит и другие.

Интерфероны (интерферон-альфа-2а, альфа-2-в и имиквимод (5% мазь "Алдара") стимулируют секрецию интерферонов, которые подавляют факторы роста эндотелия и фибробластов, а также способствуют некрозу опухоли. Они применяются при неэффективности стероидной терапии. Действие этих препаратов заметно только после четырёх месяцев применения. Поскольку интерфероны вызывают массу осложнений (анемию, нейтропению, гипотиреоидизм, лихорадку, нейроплегию), их применение при лечении детей младшего возраста не оправданно.

Бета-блокаторы, а именно пропранолол во многих странах последние 10 лет является препаратом выбора при консервативном лечении гемангиом. Механизм его действия до конца не изучен, но по данным некоторых авторов известно, что при приёме пропранолола возникает сужение просвета кровеносных сосудов, в результате чего снижается интенсивность окраски гемангиомы. Однако основной эффект препарата заключается в приостановке прогрессирования образования сосудов гемангиомы.

Регуляторами роста гемангиомы является фактор роста фибробластов и эндотелия сосудов. Существует мнение, что пропранолол может снижать экспрессию этих факторов. Кроме того, этот препарат способствует регрессии гемангиом, запуская апоптоз эндотелиальных клеток.

Так как медикаментозная терапия не оказывает точечное действие на гемангиому и, подавляя её рост, действует на весь организм, возможны различные осложнения. Поэтому медикаментозная терапия должна использоваться только при обширных, быстрорастущих гемангиомах, в случае которых невозможно прибегнуть к какому-либо методу удаления. При локальных небольших формах гемангиомы использование препаратов не оправдано.

Лазерная коагуляция

Существует две методики лазерной коагуляции:

  • аппликационная — лазер воздействует на поверхность опухоли;
  • интерстициальная — глубокое прижигание опухоли за счёт введённых вглубь тканей специальных игл.

При всей привлекательности лазерной коагуляции в лечении обширных гемангиом, этот метод не применим, так как он вызывает ожог и рубцевание тканей, окружающих опухоль. Также этот способ лечения не безболезненный, поэтому при его осуществлении требуется анестезия.[2][5][8]

Радиоволновое лечение

Радиоволновая хирургия — это бесконтактное рассечение и коагуляция (слипание) мягких тканей при помощи высокочастотных радиоволн (3,8-4,0 МГц). Для данного лечения подходят аппараты Surgitron или Cavitron.

Механизм воздействия:

  • радиоволны концентрируются на кончике электрода и проникают в клетки опухоли;
  • ткани опухоли начинают сопротивляться проникающим радиоволнам, в результате чего происходит волнение молекулярной энергии внутри клеток опухоли;
  • всплеск молекулярной энергии приводит к выделению тепла, за счёт которого клетки опухоли нагреваются и испаряются.

Данный метод лечения является малоинвазивным, так как он механически не повреждает клетки и не приводит к некрозу окружающих тканей. Его следует применять при точечных простых гемангиомах или в качестве дополнительного гемостаза при хирургическом иссечении опухолей.[4][5][7][14]

Лучевая терапия

Процесс облучения сосудистой опухоли во многом схож с естественной спонтанной регрессией гемангиомы, но он протекает в разы быстрее. Это связано с высокой чувствительностью клеток опухолей у детей раннего возраста на воздействие ионизирующего излучения.

При облучении важно ориентироваться не на рубцевание паренхимы гемангиомы, а на активизирование процессов эндоваскулярного склерозирования ("склеивания" капилляров). Лучевой метод применим при расположении сосудистых опухолей в сложных анатомических областях (например, нос или параорбитальная область), так как даже в условиях щадящего режима существует масса осложнений.[7][9]

Склерозирование гемангиомы

Для склеивания сосудов опухоли внутрь них вводится специальный препарат, который повреждает эндотелий патологических капилляров и стимулирует быстрое образование тромба (в течение семи дней). В итоге формируется фиброзный подкожный рубец.

Использование таких препаратов, как "Этоксисклерол" (3%) и "Фибро-Вейн", может вызывать нарушение микроциркуляции вокруг гемангиомы вплоть до некроза опухоли. Наиболее безопасным склерозантом является 70% спиртовой раствор на новокаине.

Сам процесс лечения довольно длительный (более года). Также при склерозировании нередко в отдалённом периоде возникают грубые рубцовые деформации, что ограничивает использование этого метода при лечении обширных гемангиом, особенно на видимых участках тела.

Данная методика применима при небольших кавернозных гемангиомах. Также она используется в сочетании с другими методами лечения.[4][5][7][15]

Криодеструкция

Разрушить очаг опухоли без кровотечения можно благодаря жидкому азоту температурой −195,6°C. Он представляет собой жидкость без цвета и запаха, которая стерильна, нетоксична, инертна по отношению к биологическим тканям и не воспламенима. Во время прижигая гемангиомы жидким азотом чётко отграничивается очаг опухоли, который к 21-30 дню после криовоздействия замещается органотипическим регенератом.

Остановить рост и полностью устранить обширные и глубокие гемангиомы, имеющие обильное кровообращение, при помощи криодеконструкции невозможно. Поэтому этот метод лучше использовать при лечении локальных необширных гемангиом.[5][8][20]

СВЧ-деструкция

Избавиться от обширных и крупных гемангиом позволяет воздействие ЭМП СВЧ — электромагнитного поля сверхвысокой частоты, которое производит генератор с большим диапазоном мощности, частотой СВЧ-поля и длиной волны.

Данный метод лечения основан на нагреве опухоли с помощь СВЧ-поля. Глубина воздействия — 3-4 см. Температура распределяется почти равномерно.

Основным достоинством электромагнитной деструкции является поглощение электромагнитной энергии не только поверхностью, но и глубокими тканями опухоли.

Особенности нагрева гемангиом связаны с высокой интенсивностью кровотока, который "перемешивает" тепло и быстро разносит его по всему объёму опухоли.

Локально воздействовать на гемангиому можно в двух режимах:

  • СВЧ-деструкция — плотность потока мощности 5 Вт/см2, температура 50°C, применяется при скорости кровотока до 20 см/сек;
  • СВЧ-гипертермия — плотность потока мощности 1,2-1,3 Вт/см2, температура 40-42°C, применяется при диффузном кровообращении со скоростью не менее 10 см/сек, а также при обширных сосудистых опухолях объёмом до 150 см3.[5]

СВЧ-криодеструкция

Благодаря комплексному воздействию СВЧ-излучений и низких температур этот метод является более эффективным способом разрушения тканей опухоли. Это подтверждают результаты эксперимента: глубина некроза тканей при криодеструкции с предварительным облучением была в 4-5 раз больше, чем при аналогичной процедуре без СВЧ-излучения, а объём некроза — в 50 раз больше.

Однако при обширных и быстрорастущих сосудистых опухолях СВЧ-криодеконструкция не всегда оказывается эффективной. Это связано с тем, что через гемангиому зачастую проходит мощный аномальный ствол, который питает её и создаёт условия для активного роста опухоли. Поэтому перед тепловым воздействием на гемангиому важно блокировать её питание. Этого можно добиться путём следующего метода лечения — эндоваскулярной окклюзии.[5][18][20]

Рентгеноэндоваскулярная окклюзия (РЭО)

Так как интенсивность роста опухоли связана с её артериальным кровоснабжением, данный метод основан на прекращении питания гемангиомы с помощью выборочной закупорки сосудов. В качестве эмболизирующего материала используется гидрогель цилиндрической и сферической форм, а также спирали Гиантурка.

Эндоваскулярная окклюзия может быть выполнена одним из двух доступов:

  • трансфеморальным — при осевом варианте кровоснабжения гемангиомы;
  • интраоперационым — при переферическом варианте кровоснабжения гемангиомы.

При проксимальной эндоваскулярной окклюзии можно значительно снизить артериальный кровоток в тканях опухоли и создать благоприятные условия для последующей СВЧ- и криодеструкции.

После появления и активного применения бета-блокаторов РЭО перестала применяться, так как она выполняется с анестезией и может вызывать ряд серьёзных осложнений: перенос эмболов в бассейн средней мозговой артерии, индивидуальная чувствительность пациентов к болюсному (внутривенному) введению высокоионного контрастного вещества и прочие. Однако эти потенциальные опасности не нужно рассматривать как противопоказания к РЭО, а, скорее, как напоминание о том, что к нему нужно относиться со всей серьёзностью, поскольку применение этого способа подразумевает не только наличие дорогостоящего оборудования, но и высококвалифицированных специалистов.[5][7][8][9][12][17][18]

Хирургический метод лечения

Радикальность хирургического лечения гемангиом заключается в полном удалении всех пораженных опухолью тканей.

Ранее считалось, что хирургическое удаление гемангиомы опасно осложнениями: обильным кровотечением во время операции и повреждением вовлечённых в опухоль нервов, лимфоузлов, крупных артериальных и венозных стволов. Сейчас же с возникновением современных методов исследования появилась возможность одномоментного удаления сосудистой опухоли в пределах здоровых тканей, не затрагивая при этом важные анатомические структуры.[5][7][8]

Хирургическому удалению подлежат не все гемангиомы: его следует использовать при зрелых формах опухолей, которые закончили свою дифференцировку. Объём операции определяется возможностью выполнить её без необратимого косметического дефекта и риска нарушения функции близлежащих органов. В связи с этим хирургическое лечение имеет свои противопоказания.[5][7][8][20]

Прогноз. Профилактика

Прогноз заболевания зачастую благоприятный: правильная и своевременная диагностика и лечение позволяют добиться наилучших результатов в оптимальные кратчайшие сроки.

В большинстве случаев при рождении на месте будущей гемангиомы никаких изменений на коже нет. Часто мамы при сборе анамнеза говорят о том, что на 3-4 неделе после родов у ребёнка появилось бледно-розовое пятнышко и оно начало стремительно менять цвет, становиться выпуклой и горячей на ощупь. Это говорит о росте образования. Если гемангиома перестала активно расти, начала покрываться светлыми промежутками, становиться дряблой и менять свою температуру, то это свидетельствует о её инвольции, т. е. обратном развитии или увядании. Такую гемангиому, как правило, лечить не нужно, так как в 95 % случаев к 5-7 годам гемангиомы разрешаются самостоятельно. Удаляют только те образования, которые стремительно растут. После инволюции или спонтанной регрессии гемангиомы на месте бывшего очага кожа может быть нормальной или иметь участки гипопигментации.

У данного заболевания нет мер профилактики , но существуют некоторые ограничения, которые позволят сдерживать рост доброкачественной сосудистой опухоли. Так, детям с гемангиомами не рекомендуется делать прививку АКДС до шести месяцев жизни, массировать и выполнять ФЗТ на зону опухоли, а также стоит ограничить воздействие ультрафиолета на область гемангиомы. Всё перечисленное может спровоцировать рост гемангиомы.[5][8]

Список литературы

  • 1. Агапов В.С. Гемангиома лица, шеи и полости рта у взрослых: Афтореф. Дис. … докт. мед. Наук. — М., 1990. — 39 с.
  • 2. Баранник М.И., Белянина Е.О. Проблемы и ошибки чрескожной лазерной коагуляции сосудов кожи в практике врача дерматокосметолога // Пластическая хирургия и косметология. —2011. — № 2. — С. 335-347.
  • 3. Воронцов Ю.П., Водолазов Ю.А., Шафранов В.В. и др. Комбинированный метод лечения гемангиом сложной анатомической локализации // Хирургия. — 1985. — № 7. — С. 69-72.
  • 4. Гончарова Я.А. Гемангиомы раннего детского возраста. Тактика ведения // Пластическая хирургия и косметология. — 2012. — № 1. — С. 140-145.
  • 5. Гераськин А.В., Шафранов В.В., Подшивалова О.А., Волков В.В., Галибин И.Е. Современные аспекты лечения гемангиом // Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реанимации. — 2011. — № 4. — С. 94-103.
  • 6. Дан В.Н., Кармазановский Г.Г., Нарлыев К.М. Возможности компьютерной томографии в диагностике ангиодисплазий и выборе хирургической тактики // Хирургия. — 1994. — № 6. — С. 21-23.
  • 7. Кондрашин Н.И. Клиника и лечение гемангиом у детей. — М.: Медицина, 1963. — 126 с.
  • 8. Ламоткин И.А. Онкодерматология: атлас: учебное пособие. — М.: Лаборатория знаний, 2017. — С. 568-579.
  • 9. Свистунова Т.М. Низковольтная рентгенотерапия при гемангиомах у детей. — Л., 1974. — 142 с.
  • 10. Хасанов Ш.Р., Хутиев Ц.С. Гигантская кавернозная гемангиома // Хирургия. — 1985. — № 3. — С. 122-123.
  • 11. Angel C., Yngve D., Murillo С., et al. Surgical treatment of vascular malformations of the extremities in children and adolescents // Pediatr Surg Int. — 2002; 18: 213-17.
  • 12. Chen H., Lin X., Jin Y., et al. Patients with intralesional hemonhage in venous malformations: Diagnosis and embolosclerotherapy // J Vase Surg. — 2009; 49 (2): 429-33.
  • 13. Chu W.C, Howard R.G., Roebuck D.J., et al. Periorbital alveolar soft part sarcoma with radiologic features mimicking haemangioma // Med Pediatr Oncol. — 2003; 41 (2): 145-46.
  • 14. Jain R., Bandhu S., Sawhney S., Mittal R. Sonographically guided percutaneous sclerosis using 1% Polidocanol in the treatment of vascular malformations // J Clin Ultrasound. — 2002; 30: 416-23.
  • 15. Lin X., Li W., et al. Sclerotherapy after embolization of draining vein: a safe method for venous malformations // J Vase Surg. — 2008; 47 (6): 1292-99.
  • 16. Lee B.B., Mattassi R., Choe Y.H., et al. Critical role of duplex ultrasonography for the advanced management of a venous malformation // Phlebology. — 2005; 20 (1): 28-37.
  • 17. Lee B.В.. Laredo J., Kim Y.W., Neville R.. Congenital vascular malformations: general treatment principles // Phlebology. — 2007; 22 (6): 258-63.
  • 18. Lee K.B., Kim D.L, Oh S.K., et al. Incidence of soft tissue injury and neuropathy after embolo/sclerotherapy for congenital vascular malformation // J Vase Surg. — 2008; 48 (5): 1286-91.
  • 19. Paltiel H.J., Burrrows P.E., Kozakewich H.P.W., et al. Soft-tissue vascular anomalies: utility of US for diagnosis // Radiology. — 2000; 214: 747-54.
  • 20. Regina G., Impedovo G., Angiletta D., et al. A new strategy for treatment of a congenital arteriovenous fistula of the neck. Case report // Eur J Vase Endovasc Surg. — 2006; 32: 107-9.
  • 21. Пыков М.И., Сакович Е.М., Васильева О.Ю., Галкина Я.А. Мультиспиральная компьютерная томография гемангиом головы и ишеи у детей // Вестник Российского научного центра рентгенорадиологии Минздрава России. — 2012. — № 12.

Содержание